КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ

Принципиально ли это? Некие говорят, что разнооб­разие вещественного окружения не имеет значения, по­скольку мы движемся к культурному либо духовному единообразию. «В расчет принимается только то, что внут­ри», — молвят они, парафразируя известную сигаретную рекламу.

Эта точка зрения серьезно недооценивает значимость ма­териальных благ как символического выражения индиви­дуальных различий человека КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ и тупо опровергает связь меж внутренней и наружной средой. Те, кто опасается стандартиза­ции людей, будут тепло приветствовать дестандартизацию изделий, так как многообразием изделий, доступных че­ловеку, мы увеличиваем математическую возможность раз­личий в стиле жизни современного человека.

Но более принципиальна сама посылка — мы идем к КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ культур­ному единообразию, — так как при не далеком рассмот­рении находится прямо обратное. Гласить об этом не принято, но мы стремительно движемся к дроблению и обилию не только лишь в вещественном производстве, да и в искусстве, образовании и массовой культуре.

Один в высшей степени показательный тест культурно­го контраста в любом КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ грамотном обществе связан с чис-

лом разных книжек, публикуемых на миллион населения. Чем более стандартизованы вкусы публики, тем меньше заглавий публикуется на миллион обитателей; чем более раз­личны вкусы читателей, тем больше число заглавий. Уве­личение либо уменьшение этого показателя в определенный отрезок времени охарактеризовывает направление культурных конфигураций КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ в обществе. Согласно исследованию, проводи­мому ЮНЕСКО (исследование возглавляет Робер Эскарпи, глава Центра социологии литературы Бордоского универ­ситета), издания книжек очевидно свидетельствуют о массивном воз­растании культурной дестандартизации в международном масштабе.

Так, с 1952 по 1962 г. индекс контраста возрос в 21 из 29 основных стран-издателей. Посреди государств, где отмечено наи­большее увеличение литературного КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ контраста, — Канада, Соединенные Штаты и Швеция, в их индекс повысился на 50% и выше. В Англии, Франции, Стране восходящего солнца и Нидер­ландах индекс повысился на 10—25%. В восьми странах — Индии, Мексике, Аргентине, Италии, Польше, Югославии, Бельгии и Австрии — индекс понизился, т. е. возросла стан­дартизация литературной продукции8. Кратко говоря, чем КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ более развита разработка страны, тем больше возможность того, что она идет в направлении литературного контраста, ухо­дя от единообразия.

То же самое рвение к плюрализму приметно и в жи­вописи, где диапазон направлений неописуемо широкий. Реа­лизм, экспрессионизм, сюрреализм, абстракционный экспрессионизм, поп, кинетическое искусство и сотка КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ дру­гих стилей есть в обществе сразу. То либо другое направление может временно преобладать в галереях, но универсальных эталонов либо стилей нет. Это плюра­листический рынок.

Когда искусство было видом религиозной деятельности в племени, живописец работал для всего общества. Позднее он работал для единой маленькой аристократической эли­ты. Еще КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ позднее его зрители ставали как единая недиф­ференцированная масса. Сейчас его зрители составляют огромное количество маленьких подгрупп. По словам Джона Макхейла,

«наиболее единообразный культурный контекст представ­ляют приемлимо примитивные замкнутые группы. Самая по­разительная черта нашей современной масс-культуры — это большой диапазон и обилие ее альтернативного куль­турного выбора... Эта «масса КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ» даже при беглом рассмотре­нии распадается на огромное количество разных зрительских аудиторий»9.

Живописцы больше не пробуют работать для всей пуб­лики. Даже если они задумываются, что творят для всех, на самом деле их работы, обычно, соответствуют вкусам и стилям, которые предпочитает та либо другая подгруппа общества. Как производители автомобилей КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ либо сиропа для блинчиков, живописцы тоже работают для «мини-маркетов». И если число этих «мини-маркетов» растет, художественная продукция становится разнообразнее.

В то же время рвение к обилию делает ост­рый конфликт в образовании. Даже с появлением ин­дустриализма образование на Западе и отчасти в Соединенных Штатах КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ было скооперировано для массового производства в главном стандартизированных образова­тельных программ. Не случаем, что конкретно тогда, когда потребитель начал добиваться и получать большее раз­нообразие, тогда, когда новенькая разработка обещает сделать вероятной дестандартизацию, волна протестов ох­ватила институтские кампусы. Хотя эта связь отмечает­ся изредка, действия в кампусах и действия КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ на потребительском рынке внутренне связаны.

Одна из главных претензий студентов в том, что к ним относятся не как к личностям, но как к массовому, а не штучному продукту. Подобно покупателю «мустанга», сту­дент желает сконструировать себя сам. Различие в том, что ин­дустрия в высочайшей степени отвечает требованиям потребителя, образование же КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ, обычно, индифферентно к желаниям сту­дентов. (В одном случае мы говорим, что «потребитель луч­ше знает», в другом — настаиваем, что «отец — либо замещающий его педагог — лучше знает».) Таким об­разом, студент-потребитель обязан биться за то, что-

бы образовательная промышленность отвечала его требованию раз­нообразия.

Большая часть КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ колледжей и институтов приметно рас­ширили число предлагаемых курсов, но в то же время все они еще связаны с всеохватывающими стандартизированными системами званий, специализаций и тому схожим. Эти системы определяют путь, по которому должны пройти все студенты. Хотя педагоги стремительно прирастили число аль­тернативных путей, обилие приходит к студентам не КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ­достаточно скоро. Это разъясняет, почему юные люди устраивают «парауниверситеты» — экспериментальные кол­леджи и так именуемые свободные институты, тут студент свободен выбирать, что захотит, из ошеломляюще обильного «шведского стола» курсов от стратегии партизан­ской войны и техники работы на фондовом рынке до дзен-буддизма и театра андерграунда.

За длительное КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ время до 2000 г. вся устаревшая структура званий, спе­циализаций и репутаций перевоплотится в руины. Каждый сту­дент будет идти по собственному пути образования, так как студенты, борющиеся сейчас за дестандартизацию высшего образования, выиграют схватка.

Знаменательно, к примеру, что одним из главных ре­зультатов студенческих забастовок во Франции стала децен­трализация КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ институтской системы. Децентрализация делает большее региональное обилие, курсы обуче­ния, студенческие уставы и административная деятельность утверждаются на местах.

Параллельная революция происходит в средних шко­лах. Там уже вспыхнул открытый протест. Как кавардаки в Беркли послужили началом глобальной волны студенчес­кого протеста, так и в школе эта революция КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ, на 1-ый взор, началась с чисто локального действия.

Так, в Нью-Йорке, где общеобразовательная система обхватывает около 900 школ (т. е. несет ответственность за каждого сорокового ученика), свершилась самая приметная в истории стачка учителей — конкретно по поводу децентрализации. Выстроившиеся пикеты учителей, бойкоты родителей и чуть не мятеж были обыкновенными событиями в школах КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ городка.

Разъяренные неэффективностью школы и тем, что они справедливо считали очевидными расовыми предрассудками, темные предки при поддержке разных публичных сил востребовали, чтоб вся школьная система была разби­та на более маленькие, «управляемые общественностью» школь­ные системы10.

По сути темное население Нью-Йорка, не добив­шись расовой интеграции и квалифицированного образо КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ­вания, желает своей системы школ. Оно желает курсов негритянской истории. Оно желает большей вовлеченности родителей в школы, чем это может быть при сегодняшней ог­ромной бюрократической и косной системе. Кратко гово­ря, темное население достигает права сделать иную школьную систему.

Но основной предмет спора выходит за рамки ра­совых КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ предрассудков. До сего времени школьная система боль­шого городка в Соединенных Штатах обладала массивным гомогенизирующим воздействием. Фиксированные нормы и учебные расписания, выбор текстов и подбор персонала в рамках городка поддерживали относительное единообразие в школах.

Сейчас рвение к децентрализации, которое уже распространилось в Детройте, Вашингтоне, Милуоки и КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ дру­гих огромных городках Соединенных Штатов (и которое так­же в других формах распространится по Европе), представляет собой попытку не просто сделать лучше образование негров, да и подорвать саму идею централизованной школьной поли­тики в рамках городка. Это попытка сделать локальное раз­нообразие в среднем образовании методом передачи контроля КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ за школами местной власти. Это, короче говоря, часть боль­шой борьбы за обилие образования в последней тре­ти XX в. Это усилие, временно приостановленное в Нью-Йорке по большей части упрямым сопротивлением массивных профсоюзов, не значит, что исторические силы, стремящиеся к децентрализации, получится всегда сдерживать.

Беда пробы варьировать образование снутри КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ системы просто приведет к росту других возмож­ностей образования вне системы. Так, сейчас ведущие де-

ятели образования и социологи, посреди которых Кеннет Б. Кларк и Кристофер Дженкс, предлагают сделать новые школы, конкурирующие с официальной системой общеоб­разовательных школ. Кларк призывает к созданию регио­нальных и муниципальных школ, федеральных школ, школ, которыми КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ правили бы колледжи, профсоюзы, корпора­ции и даже военные подразделения. Такие конкурирующие школы сумеют, утверждает он, сделать обилие, в ко­тором на данный момент отчаянно нуждается образование. В то же вре­мя, наименее формальным образом, уже создаются разные «парашколы» — общинами хиппи и другими группами, счи­тающими КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ основное направление образовательной системы очень однородным.

Как следует, и главную культурную силу общества — образование — подталкивают к обилию продукции. И тут, как и в области вещественного производства, но­вая разработка не содействует стандартизации, а ведет нас к супериндустриальному обилию.

Компы, к примеру, помогают составить более гиб­кое расписание в большой школе. Они КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ упрощают школе компанию независящих занятий с широким диапазоном предлагаемых курсов и поболее различной деятельностью вне неотклонимого курса. Еще больше принципиально то, что образова­ние с применением компьютера, программных инструкций и тому схожей техники, невзирая на общую недооценку, коренным образом наращивает возможность контраста. Технические средства позволяют каждому студенту КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ продви­гаться вперед в своем личном темпе. Они позволяют ему следовать «сделанным на заказ», индивиду­альным методом к познаниям, а не обучаться по агрессивно установ­ленным программкам, как было принято в обычных классах времен промышленного периода.

Более того, в мире образования грядущего пережиток массового производства — централизованное место обуче­ния — тоже КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ будет наименее весомым. Так же как экономи­ческое общее создание просит наличия огромного числа рабочих на фабриках, образовательное общее про­изводство просит присутствия огромного числа учащихся в

школах. Это само по себе, принимая во внимание единую дисциплину, особые часы, учет посещаемости и тому схожее, служит стандартизирующей силой. В дальнейшем развитая разработка КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ занесет конфигурации и в образование. Обучение будет происходить в главном в комнате учаще­гося либо в общежитии, в часы, избранные им самим. С большой базой данных, доступных ему через компьютер­ные информационные системы, с своими видеоза­писями и видеомагнитофоном, со собственной своей лингвистической лабораторией и своей кабиной для занятий КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ с электрическим оборудованием студент будет сво­боден огромную часть времени от ограничений и иных проблем, ждавших его в замкнутом пространстве классной комнаты.

Разработка, которая будет лежать в базе этой новейшей свободы, безизбежно распространится по учебным заведе­ниям в наиблежайшие годы — ее довольно интенсивно продви­гают такие огромные компании, как КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ IBM, RCA и «Ксерокс». В течение 30 лет образовательная система Соединенных Штатов и неких западноевропейских государств решитель­но разорвет с массовым созданием педагогики прошедшего и пойдет вперед, в эру образовательного контраста, ос­нованную на освободительной мощи новых машин.

В образовании, как следует, как в производстве ма­териальных благ, общество непреклонно КОМПЬЮТЕРЫ И КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ отходит от стандар­тизации. Это не просто вопрос большего контраста автомобилей, стиральных порошков и сигарет. Соц тяга к обилию и росту личного выбора воздейству­ет как на наше ментальное, так и на вещественное окружение.


komponenti-windows-hr-ispolzuyushie-reestr.html
komponentnij-analiz-organizacionnoj-kulturi.html
komponentno-orientirovannaya-model.html